Вершина

Cюжет всей экспедиции EverTest кажется простым: в марте два автомобиля стартуют из столицы Бурятии, города Улан-Удэ, пересекают с севера на юг Монголию и Китай, достигая Тибета. Там, в базовом лагере Эвереста близ границы Китая и Непала, автомобильная группа встречает тех, кто прилетел самолётом из Москвы, альпинисты совершают восхождение, и большая команда вновь разделяется: кому в аэропорт, а кому — в длинную дорогу обратно, через восточный Китай, Кыргызстан, Казахстан; автомобилисты прибывают в Москву в июне, спустя два месяца.

Но это на бумаге. А чтобы ощутить, каково пришлось участникам, преодолевшим 15 250 километров по дорогам и бездорожью, мы обратились напрямую к героям экспедиции.

МАКСИМ ШИШКИН технический директор экспедиции EverTest:

— Максим, расскажите, кто был за рулём автомобилей?

— От Улан-Удэ до монгольской столицы Улан-Батора машины вели автожурналисты, которых палкой было не выгнать из-за руля — уступали только чтобы выйти и пофотографировать. Из Улан-Батора до города Сиань (это древняя столица Китая) управляли автомобилями мы — команда из путешественников, профессиональных инструкторов и испытателей. В Сиане к нам присоединились генеральный директор «Сноба» Марина Геворкян и Денис Провалов, известный спелеолог, альпинист и фотограф. Весь путь от Сианя до Лхасы Марина провела за рулём, преодолевая пустыни и мокрые глиняные подъёмы.

В Лхасе мы передали автомобили участникам восхождения, и далее они уже сами привели внедорожники в базовый лагерь и распоряжались ими около месяца. Спустившись с Эвереста, альпинисты вернули нам «живые» автомобили, и мы продолжили путь по Тибету, к границе Китая и Кыргызстана. В городе Ош (южный Кыргызстан) к нам опять присоединились российские корреспонденты, и маршрут от Оша до Алма-Аты, к перевалу Тосор, вдоль южного берега озера Иссык-Куль, журналисты провели за рулём.

— Почему для дальнего путешествия взяли бензиновые машины?

— Потому что мы не были уверены в качестве дизельного топлива на маршруте Лхаса — Алма-Ата. Не хотелось остановиться на перевале высотой пять с лишним километров с отказавшим топливным насосом или забитыми форсунками, когда в радиусе тысяч километров никакого сервиса нет. На мой взгляд, дизели предпочтительнее на тяжёлом бездорожье, но у нас не было задачи тестировать машины. А к безнаддувным бензиновым моторам большого объёма у меня особо трепетное отношение, и они отлично справились в горах, при недостатке кислорода. Хотя потеря мощности, конечно же, ощущалась.

— Как пролегал маршрут: выбирали ли вы удобные дороги общего пользования или ехали «по азимуту», по кратчайшему пути?

— Из Улан-Батора в Лхасу двигались по шоссе: участникам восхождения на Эверест автомобили нужно было доставить вовремя и без повреждений. Несколько раз мы отклонились от маршрута и прошли по грунтовым дорогам или через пустыню — для того лишь, чтобы Марине Геворкян удалось ближе познакомиться с автомобилем. Но рисковать и выходить из графика мы не могли. А на обратном пути из Лхасы в Ош съезжали с дорог общего пользования и получали удовольствие, управляя машинами в различных условиях. Конечно, мы не уходили с маршрута, а просто «срезали» петли асфальтовых дорог по грунтовым серпантинам местного значения или пескам пустыни, которую повстречали на плато на высоте под 5 000 метров.

— Сложно ли было проехать на автомобиле через другие страны, Монголию и Китай?

— Путь через Монголию не представляет сложности: виза не нужна, катайся — не хочу. А вот Китай, особенно Тибет, — это целая история с оформлением разрешений («пермитов») на машины, получением временных китайских водительских удостоверений, прохождением техосмотра на границе, выдачей китайских регистрационных знаков на автомобили и т.д.

— Значит, маршрут вы прорабатывали заранее: места пересечения границы, ночёвок и прочее?

— Планировали дневные пробеги, рассчитывали топливо, бронировали гостиницы, заказывали билеты — спасибо всем, кто сидел в Москве за компьютерами! Мы только выбирали места, где можно было бы поесть. Далеко не каждое заведение подходит человеку, не привыкшему к азиатской кухне. Особенно это касается Китая. В Тибете всё гораздо проще. Лапша — она и в Киргизии лагман.

— С точки зрения внедорожных приключений для «Ленд Крузеров» наверняка есть маршруты и сложнее — чтобы проверить выносливость машины, даже за Урал необязательно ехать. Почему Эверест был выбран конечной точкой?

— Конечно, можно и за МКАДом трактор «засадить» — не в этом притягательность внедорожных приключений. Эверест — знаковое место. Да, к подножию горы приезжают не только «Ленд Крузеры» — на смотровую площадку в пяти километрах от базового лагеря привозят туристов на автобусах. Но в базовый лагерь, куда мы доехали, пускают автомобили скорой помощи или спецслужб, и то не всегда. Наши внедорожники там не туристов везли к местной достопримечательности, а обеспечивали экспедицию.

— Сложно ли добраться до базового лагеря на другой машине?

— Со стороны Тибета — уже несложно. Участок, который раньше был проходим только на внедорожнике, теперь представляет собой двухполосное асфальтированное шоссе — его проложили в прошлом году. Китай на Эвересте зарабатывает деньги — не удивлюсь, если через пару-тройку лет там появятся пятизвёздочные отели.

— С учётом протяжённости маршрута вам наверняка понадобилось промежуточное обслуживание.

— Автомобили прошли плановое ТО в Москве, перед отправкой в Улан-Удэ. По прибытии в Лхасу мы заехали к местному дилеру «Тойоты», договаривались об этом заранее, нас там ждали. Перед выездом домой посетили сервис снова, уже без предварительной договорённости — для самоуспокоения, на всякий случай. Конечно, каждый день мы осматривали машины, проверяли уровень жидкостей и т. п. Думаю, что у автомобилей такого класса и такого производителя ничего серьёзного не должно происходить на пробеге в пятнадцать тысяч.

— Готовились ли машины специально к данной экспедиции? Вёз ли экипаж с собой какие-то запчасти и принадлежности?

— Специально не готовились. Ни силовых обвесов, ни лебедок, ни «лифтов» или колёс диаметром в 33 или 35 дюймов. Единственным нештатным оборудованием были крышевые багажники. Шины — обыкновенные зимние нешипованные, потому что стартовали мы в марте, а возвращаться должны были в середине июня. Взяли по паре запасных колёс на каждый автомобиль, набор для ремонта бескамерных шин, компрессор. Из внедорожной экипировки — девятитонные динамические стропы с шаклами и лопаты. В аптечке — таблетки от горной болезни, от простуды, от расстройства желудка и других недугов, был даже милдронат! И множество баллонов с кислородом, которые однажды помогли нам нормально уснуть на высоте 4 950 м.

ДЕНИС ПРОВАЛОВ альпинист, спелеолог, двукратный покоритель Эвереста и рекордсмен Книги рекордов Гиннесса, фото- и видеооператор экспедиции EverTest

— Денис, для многих восхождение на Эверест — это статусное событие, одно из самых запоминающихся в жизни. Много ли желающих подняться на вершину?

— Хватает. Если в советские времена восхождение на Эверест было сродни подвигу, требовало долгой подготовки и тренировки, то сегодня это один из видов коммерческого туризма. Вся инфраструктура есть, технологии уже отработаны. Не одна коммерческая компания занимается организацией восхождений: конечно, это стоит недешево, но, как вы правильно заметили, для многих это едва ли не эпохальное событие, на которое можно выделить бюджет. Остались ещё романтики-энтузиасты, которым важно не просто сделать селфи на вершине, а действительно проверить свои силы, побороть себя — из таких потом и вырастают профессиональные, настоящие альпинисты.

— Всякому ли по силам добраться до вершины? Ведь это требует физической подготовки…

— Всё индивидуально. Успех зависит от тщательности подготовки, сплочённости и профессионализма команды, погоды и персональных физических данных. Последний пункт особенно непредсказуем: никто не знает, легко или тяжело организм будет переносить высоту. Чем выше, тем сильнее дефицит кислорода. Именно из-за необходимости адаптации стандартное восхождение на Эверест для нетренированного человека занимает пару месяцев. Технически (не будь проблемы адаптации) путь на вершину от базового лагеря можно преодолеть дней за пять. Конечно, многое зависит и от команды — от гидов, которые становятся вторыми родителями, от шерпов, которые выполняют всю вспомогательную работу.

— Вы упомянули о шерпах — кто это такие и чем отличаются от нас с вами?

— Шерпы — это местная гималайская народность, которая славится своей выносливостью. Они просто незаменимы при восхождениях. Шерпы могут нести тяжёлый груз в гору целый день, а потом ещё и лагерь разбить. Но их ценят не просто как носильщиков, а как полноценных компаньонов, поэтому от профессионализма шерпов успех экспедиции тоже зависит довольно сильно. Они отлично знают горы и иной раз не хуже гида могут дать совет или оказать помощь.

— Вы сказали, что путь до вершины занимает около двух месяцев. Есть ли «по дороге» какие-то промежуточные лагеря?

— Значительную часть этого времени занимает адаптация: её нельзя ускорить. Вообще, спешка в нашем деле ни к чему хорошему не приводит. Лагеря есть, они расположены на высотах 5 800, 6 400, 7 900 и, собственно, 8 200 м. Но это не пятизвёздочные отели: весь быт приходится организовывать самостоятельно (точнее, с помощью шерпов). Реально расслабиться можно только после спуска, когда всё уже позади.

— Насколько вам помогли автомобили Toyota в экспедиции?

— Поскольку в северный базовый лагерь можно добраться на автомобиле, внедорожники пришлись кстати: в просторных багажниках мы доставили оборудование. Да и само наличие машины в лагере успокаивало. Если организм не переносит высоту, есть только одно «лекарство» — как можно скорее спуститься ниже. Мы были уверены: случись неприятность, отправим человека из базового лагеря в селение на высоте 4 200 м. Land Cruiser вполне мог спасти чью-то жизнь, но у нас нештатных ситуаций не возникло.

— Какое впечатление осталось у вас после столь непростого пробега на автомобилях Toyota?

— Наверное, не удивлю, если скажу, что в восторге. В комфортабельных автомобилях чувствуешь себя защищённым. Дороги были разные, культура вождения в Азии низкая, но это замечали только водители — им-то пришлось нелегко. Мы преодолели несколько перевалов высотой 5 200 метров! Но двигатели не заглохли, хотя не думаю, что они рассчитаны на эксплуатацию на таких высотах.

— Готовы ли вы вновь отправиться в подобную экспедицию?

— Почему бы и нет? Конечно, проще всего лежать на тёплом пляже и пить коктейль. По крайней мере, так считают многие, кто старательно избегает экстрима и трудностей. Но они только закаляют характер, позволяют быть уверенным, что ты в силах справиться с любой ситуацией. Доказать себе, что можешь, что не боишься, — вот один из главных поводов отправиться в горы, в том числе и в экспедиции, подобные EverTest.